Госрегулирование госрегулируемых цен

При капитализме есть только один путь к богатству: обслуживать потребителей лучше и дешевле, чем это делают другие.
Людвиг фон Мизес

Меня порой веселят, а порой удивляют заявления некоторых политиков в страх с нерыночной или с полурыночной экономикой о регулировании государством цен на те или иные товары, будто без этого регулирования цены зависят не от государства и его политики. Я уже давно понял, что политика – это сплошная ложь и иллюзии, вперемешку с насилием. Если ложь не прокатывает, используют насилие, запугивание, подавление, лишь бы сохранить власть. И в большинстве случаев политики разного уровня скорее негативно влияют на экономику своих стран, нежели позитивно, хотя все представляется иначе. Вот только если они слушают экономистов и просто умных советников, которые говорят, как лучше поступить и даже как лучше сказать в той или иной ситуации, вот только тогда у них что-то путное получается. А так, эти ребята часто приписывают себе в качестве заслуг такие вещи, которые от них совершенно не зависели даже могли делаться вопреки их решениям.

Но речь не о политике, а о ценах. И в частности, о том, как государство на них влияет или делает вид, что влияет. В определенной мере в любой стране мира, даже в самой демократичной, либеральной, свободной, рыночной, короче говоря, нормальной, государство регулирует цены. Не на все, понятное дело, но на какие-то из них оно влияет. Просто для этого используются разные механизмы. Где-то создается конкуренция, где-то налоговые условия меняются, где-то просто политики договариваются с поставщиками каких-то ресурсов о ценах. В разных ситуациях используется разный механизм. Потому что все поставить на рыночные рельсы, когда невидимая рука рынка все приведет к нужному состоянию, не получится. Но если, в основном экономика рыночная, то именно рынок цену и определяет, то есть, соотношение спроса и предложения формирует цену. Это и есть та самая рука рынка и не такая уж она невидимая, во всяком случае для статистов, которые видя в каком состоянии находится предложение и спрос могут объяснить и закономерность цены на тот или иной товар.

Но если в какой-то стране конкуренция в различных сферах бизнеса, в различных областях деятельности убивается, причем сознательно и планомерно, если антимонопольная служба не выполняет заявленных функций, а скорее, наоборот, помогает монополистам избавиться от конкурентов, то ни о какой рыночной цене говорить уже не приходится. Снижается количество предложений, соответственно, цена начинает плясать под дудку тех, кто остался. Цена начинает диктоваться не рынком, а властными людьми, которые создали монополии, которые в свою очередь невозможно создать без политического прикрытия или участия в них самих политиков. Собственно, олигархи – это власть и бизнес в одном лице. Устаревшая, диковатая структура общества – это олигархия, но она часто встречается в современном мире. Чем менее развито общество, тем меньше в нем конкуренции в разных областях, прежде всего в политике.

И вот когда олигархи, прибрав к рукам все самые значимые, самые жирные виды деятельности, начинают диктовать обществу цену – это и есть госрегулирование цены. Ведь цену регулируют те, от кого зависит политика государства, а не рынок. Просто в плановой экономике, которая была в Советском Союзе это делалось официально, а в якобы рыночной, но на самом деле олигархической экономике, это делается скрытно. В таком случае общество имеет лишь иллюзию конкуренции и кучу картельных сговоров, против которых никто не борется просто потому, что некому бороться, ибо политическая власть, которая напрямую или опосредованно контролирует весь более или менее значимый бизнес, а то и вообще весь, сама без конкуренции. Что хотим, то и делаем, потому что можем.

Либеральная идеология все это дело оговаривает и призывает бороться с монополией на все и вся, бороться с диктатурой в любых ее проявлениях. Именно поэтому, такие слова как «либерализм, либералы, демократия, свобода, права человека» действуют на прибравших к своим рукам все и вся людей, как крест на упырей. Монархи, олигархи, монополисты, что почти одно и то же, ненавидят эту идеологию и любые другие, призывающие к ограничению чей-то власти и шарахаются от них и уничтожают их. Понять их можно, им хочется править балом, как они пожелают, а все, что этому мешает, естественно, противоречит их интересам. Именно поэтому либерализм и либералы, и вообще все, что связано со свободой, разделением власти, с контролем низами верхов поливается грязью и дискредитируется. И даже подавляется. Попробуй-ка, даже в том же Китае, который активно развивается, поговори о демократии, выборах, правах человека, сразу попадешь в немилость. Тех же либералов, настоящих, много где не любят. Их дискредитируют. Благо, сделать это не так сложно – берете известных общественных клоунов, предлагаете им эту роль, затем вешаете на них ярлык либералов, а потом и все грехи, и всех, так сказать, собак. Вообще либералом можно назвать кого угодно, как когда-то демократами назвали тех, кто ранее клялся в верности коммунизму, а потом на ходу переобулся. И потом либералы во всем виноваты, даже если они не либералы и даже если они ни в чем не виноваты. Если обществу сто, тысячу раз повторить, кто есть его враг, оно в это рано или поздно поверит. Мозги так у людей работают. А вот монополисты, олигархи, монархи и прочие любители абсолютной власти, они ни в чем не виноваты, ни в своей жадности, ни во вседозволенности, которой они сами себя наградили, ни в отсталости той страны, которой они управляют. Ну в самом деле, кто будет виноват в хреновой жизни северных корейцев, когда им жрать нечего – америкосы, японцы, южные корейцы или их хорек разжиревший? Особенно по мнению этого хорька.

Получается, что цена любых товаров и услуг в таких странах, где нет свободы, нет демократии, нет рынка, нет конкуренции устанавливается теми, кто представляет в них власть и заодно бизнес. Или, говоря более точно, теми, кто и является настоящей властью, а не постоянно что-то обещающей головой в телевизоре, то есть, политиком. Вот эти монополисты, контролирующие ресурсы и есть власть, настоящая. И они определяют цены на все в стране, на все, что контролируют. А значит, по факту, цены в такой стране регулируются государством, то есть, вот этой, когда явной, а когда скрытой властью.

Но бывает, что эти монополисты немного перегнут палку задрав цену на что-то слишком высоко. Ну просто потому так происходит, что, обожравшись до одури они перестают адекватно воспринимать реальность. Им кажется, что у тебя много денег, а у тебя их нет, чтобы по такой конской цене что-то покупать. Они задирают цену до такой степени, что многим людям какие-то товары и услуги становятся просто недоступны. Люди от них отказываются. Не везде люди начинают из-за этого бунтовать, но спрос существенно сокращается. Если ты при этом можешь гнать товар за границу, то проблем нет – не возьмут свои, продадим чужим. А если все-таки надо и на внутреннем рынке товар сбывать, то как-то все-таки с ценой надо по гибче быть, сделав товар доступным большинству людей. Вот тогда и начинают говорить о государственном регулировании цен. Приписывают это какому-нибудь политикану, который якобы отдал приказ, раздув при этом щеки и поставив барыг на место, и цены сразу заморозились, снизились, скорректировались и так далее. Толпа ликует, хвалит такого вожака, показывает барыгам кулак и думает, что если вот так попросить своего сильного лидера, то цены снизят и на все остальное или не позволят им расти дальше. Просто он не знает, как нам тут хреново живется, надо бы ему объяснить. Ну а олигархи, как истинные хозяева поляны, просто создают удобный для себя баланс спроса и предложения, понимая наконец-таки, на каком уровне цена на их товар является более или менее нормальной, чтобы и продавать, и жиреть.

Поэтому, если в твоей стране, читатель, нет демократии, рынка, конкуренции, то у тебя и так все цены государственные. То есть, они устанавливаются группой лиц, которые контролируют все или почти все ресурсы в стране и держат за яйца политиканов, которых ты видишь по телевизору. Либо они и являются политиканами и бизнесменами-олигархами в одном лице. Когда им надо для пиара – они понижают цены или замораживают их, говоря о госрегулировании. А когда надо их поднять, ссылаются на рынок, как на объективную причину, и на барыг, к которым якобы не имеют никакого отношения. Ну, конечно, какие-то конфликты интересов бывают всегда, не все у них там, наверху, так гладко и согласованно, чтобы совсем уж без бодания друг с другом у них было. Что также сказывается на цене в большую или меньшую сторону. Но все равно, если нет нормальной рыночной экономики, то не рука рынка, а рука олигарха будет диктовать обществу цену.

А что выгодно олигарху? Да как и любому человеку, ненасытному в глубине души – ему выгодно брать как можно больше и отдавать как можно меньше. Поэтому, вокруг тебя могут бить нефтяные фонтаны, но ты будешь покупать бензин и даже дизельное топливо, по сути, отход производства, по высокой относительно твоих доходов цене. В твоей стране могут собрать просто огромный урожай и при этом ты будешь покупать эту продукцию за дорого из-за того, что ее будут продавать в другие страны или, при особо циничном подходе, просто уничтожат лишнее, чтобы только цену не снижать. В твоей стране могут вылавливать очень много рыбы, но тебе она будет недоступна, потому что владельцам этого бизнеса легче тоннами ее сваливать в лесу, в ямы закапывать вместе с икрой, но не продавать тебе ее дешевле. Именно таким людям выгодно снижать посевные площади той или иной культуры, потому что, видите ли, цена на нее низкая из-за большого урожая, а значит заниматься ею нерентабельно. И это при том, что культура эта может быть совсем нетребовательной к себе, а значит себестоимость ее выращивания мизерная. Да что угодно может быть в плане ценообразования. Нет рынка, нет конкуренции, нет контроля со стороны всяких там антимонопольных служб, не будет и рыночной цены. Будет только желание отдельно взятых людей, выраженное в цене. Это при истинном капитализме продавец старается во всем угодить покупателю, чтобы только продать, в том числе подстраивается и по цене под людей. Потому что при таком устройстве общества именно покупатель главный. А при монополизме главным является продавец. Он не только цену может ставить, какую захочет, так еще и ноги о покупателя будет вытирать. Ибо один хрен тот никуда не денется и купит.

Когда цена диктуется теми, кто представляет реальную власть в стране, то можно говорить, что это именно государством установленная цена. А временами можно говорить о регулировании государством такой цены, ну чтобы показать работу политиков. Тогда государство регулирует свою же цену, но подносит это действо обществу так, будто они – политики, кому-то наступили на яйца, чтобы упростить жизнь «любимому» народу. Сказка всегда одна и та же, только преподносится в разной форме. Это как сказка про золушку, которую уже миллион раз пересказали в разных вариациях всяким наивным малолетним меркантильным паразиткам, мечтающим с помощью мохнатки вылезти из грязи в царицы или, как еще говорят: въехать на чужом конце в рай. В нашем случае политики, красиво говорящие о госрегулировании цен, могут на горбах доверчивых баранов, если уж не на трон въехать, то на вполне себе тепленькое местечко. Ну или просто им таким образом помогают сыграть роль доброго полицейского, чтобы продемонстрировать заботу о гражданах.

Автор: Александр X
Увидел ошибку в тексте? Давай исправим! Выдели ее, и нажми сюда или Ctrl + Enter