Кому война, а кому мать родна

Ежели где-то что-то убыло, то где-то что-то прибыть должно непременно.
Михаил Ломоносов

Бывают в жизни такие ситуации, в которых кому-то плохо, а кому-то хорошо. Например, большинству хорошо, а какому-то меньшинству по каким-то причинам плохо. Бывает, что плохо большинству, а меньшинству хорошо. Обычно это такое меньшинство, которое живет за счет большинства. Но никогда не бывает такого, чтобы плохо было всем. Большинству, даже абсолютному большинству, да, но не всем. Всегда найдется прослойка людей, обычно очень хитрых, которая при любой катастрофе, при любых кризисах будет чувствовать себя как минимум неплохо, потому что такие люди знают, как им жить за счет других. Наше время не исключение. Казалось бы, ситуация непростая, причем во всем мире, а не только в отдельно взятых глупых странах, где всегда плохо. Я имею в виду пандемию, из-за которой многие люди испытывают финансовые проблемы. Но и в это, непростое для большинства из нас время, есть люди, их, разумеется, не очень много, которым в целом нормально, или даже очень хорошо. А расскажу тебе о тех, кому в нынешний кризис, вызванный пандемией, в целом живется неплохо и объясню, почему оно так. Может быть ты чему-то у них научишься. Сразу скажу, я себя к таким людям не отношу. Хоть я и имею стабильный хороший доход благодаря своим активам, все же он за последнее время снизился в несколько раз. И это меня совершенно не радует. Но я понимаю, что есть люди, которым во много раз сложнее и им приходится действительно выживать.

Начнем с мелкой рыбешки. Неплохо себя чувствуют сейчас те, кому от государства полагаются приличные выплаты. Есть люди, у которых приличные пенсии, они имеют всякие льготы и пособия. И пусть они не жируют, но принимая во внимание возникшую безработицу и медианную зарплату в стране, им в общем-то не так уж и плохо. Кризисы переносятся куда легче, когда государство платит тебе что-то на регулярной основе. А человек к такой кормежке с руки привыкает быстро и потому может вполне лояльно относиться к решениям властей, даже если ни будут ужасными. Все-таки, даже на инстинктивном уровне нас не тянет кусать кормящую руку. И эти люди заслужили свои кормушки тем, что занялись не самым привлекательным делом – работать на государство, которое много не платит, но зато может вот такую стабильность на какое-то время гарантировать, выплачивая полагающиеся человеку по закону деньги. В нашей стране и вовсе есть старое правило, согласно которому надо всеми силами пролезть на какие-то государственные должности, чтобы сесть обществу на шею и не беспокоиться о хлебе насущном, по крайней мере до тех пор, пока власть не сменится, и новые паразиты не расставят повсюду своих людей, а старых паразитов вышвырнут. Не все государственные служащие паразиты, это, конечно, очевидно, но протирщиков штанов там много, которые хоть и получают немного, зато всегда, независимо от того, как складываются дела в экономике. По крайней мере, сейчас именно так. Вот, чтобы такие должности занять, люди налаживают связи, лижут задницы, учатся в высших учебных заведениях исключительно ради документов, а не ради знаний, подсиживают и подставляют других, в общем, ведут крысиный образ жизни. Создать великую компанию и таким образом разбогатеть – это не их метод. Равно как и конкурировать на рынке труда, ради высоких зарплат в коммерческих структурах. И уж тем более, такие люди никогда не сунутся в бизнес, где надо жить исключительно своим умом, постоянно охотясь за прибылью, как волк, а не сидя на цепи в ожидании кости, которую бросит хозяин. Пролезть в какую-нибудь государственную кормушку, да еще и наворовать там – вот старый добрый, но благо не единственный секрет материального успеха или просто сытой жизни в нашей стране. Говоря иначе, заплатив свободой и гибкостью ума, став преданными и послушными, люди, пролезшие в государственные структуры, начинают кормиться за счет бюджета, поэтому в тяжелые времена они остаются при деньгах, а те из них, кто пролез очень высоко, еще и при хороших деньгах, тогда как все остальные, кто лопает так, как топает, могут нести убытки. Хочешь быть на их месте – готовься сесть на цепь и учись вставать на задние лапки и вилять хвостом при первой команде хозяина. А потом иди на государственную службу, куда сможешь, там мест много.

Следующая категория людей, которым хорошо живется, даже несмотря на возникшие экономические трудности – это монополисты, как естественные, так и сформировавшиеся и продолжающие формироваться, благодаря методичному уничтожению рыночной экономики, а стало быть, и всякой конкуренции. А та, что остается, легко идет на картельные сговоры. Это даже не конкуренция, а так, одна лишь имитация оной. А когда ты являешься единственным поставщиком или одним из немногих, чего-то, что нужно всем и что люди будут вынуждены покупать или что их вынудят оплачивать, например, капремонт, тебе плевать на всякие там кризисы, ты свои деньги все равно получишь, тебе их или отдадут, скрипя зубами, или ты их выбьешь из людей. У нас в стране давно и усердно монополизируется все, прежде всего все то, в чем крутятся большие деньги. Но главное, что у нас монополизирована власть, которая отвечает за такой порядок вещей. Людей во власти устраивает такой порядок вещей, а значит нет сил, которые бы что-то здесь поменяли. Поэтому, хочешь ты этого или не хочешь, нравится тебе или не нравится, но вот эти силы будут диктовать тебе свои условия. Знаешь, я бы еще сказал, что бандиты чувствуют себя неплохо, ибо с помощью насилия обеспечивают себя деньгами. Но боюсь, что эта категория граждан как раз к монополиям и имеет самое прямое отношение, они с ними одно целое. Поэтому, чего о них говорить. А всяких мелких уголовников рассматривать в качестве примера я смысла не вижу. Там у них свои порядки и в тяжелые времена свои разборки. А вот монополисты, они сейчас одни из хозяев в нашей стране, каждый хорек в своей нише держит все под контролем, чтобы не дай бог кто-то не влез на его поляну со своими товарами и услугами. Антимонопольная служба, которая вроде как должна этого не допускать, на самом деле, по моим наблюдениям, занимается тем, что следит за соблюдением интересов монополий, на тот случай, если те своими силами не справятся с какими-то пронырливыми предприимчивыми людьми, желающими заработать там, где хозяйничают монополисты. Вот их, этих проныр, тогда прибьет эта служба. Для этого она и существует. Ну и еще она занимается тем, что следит за чем-то, например, за ростом цен, за картельными сговорами. Это одно из любимых занятий этой службы – следить, наблюдать, смотреть. Не вмешиваться, не меры предпринимать по недопущению нарушений, а просто следить и получать за это зарплату. Неплохо, да? Может она и должна вмешиваться, но только не в противозаконные, а, скажем, в противосговорочные действия, когда, к примеру, все участники картельного сговора будут соблюдать договоренности и одновременно повышать цену на определенный товар, услугу или на все сразу. Надо будет отстающих подтянуть, заставить их исполнять противозаконные договоренности. Этим данная служба успешно занимается, судя по слаженности действий сговаривающихся сил. На ту же гречку без всяких рыночных и прочих оснований цену задрали очень лихо. Эту траву нигде, кроме как у нас, не едят, но и на нее умудрились завысить цену, даже травой народ кормить не хотят. Но это не факт, дорогой мой читатель, это мое личное мнение, мое, так сказать, допущение. В реальности все может быть иначе. Правду у нас говорят только подконтрольные власти ресурсы, все остальные по закону могут оказаться лжецами и их за клевету накажут. Поэтому, я ничего не утверждаю. Мое мнение может быть неверным, но оно искреннее, имей это в виду.

При этом многие видные экономисты занимаются тем, что отводят своими объяснениями внимание людей от истинных виновников их материальных проблем, направляя его куда угодно, хоть в бездну экономических теорий, хоть во «вражеские» страны, лишь бы люди думали, что какие-то посторонние силы ухудшают их жизнь, а не свои же собственные граждане. Настоящий экономист должен изучить известные экономические теории, а если он сможет, то и свою собственную теорию создать, разработать на основании этих теорий план действий и представить его людям, принимающим решения. А те уже в свою очередь, будут решать, стоит или нет этот план реализовывать или надо отправить его на доработку, либо другой попросить создать, более адекватный и полезный, чтобы им воспользоваться для решения общих проблем, а не только своих. Это работа настоящего экономиста. Но наши экономисты, даже если они настоящие, если хорошо разбираются в своем деле, не могут именно так работать. Они не могут сказать существам, которые живут ради удовлетворения всех своих безграничных желаний, что вот так-то и так-то надо поступать, а вот так поступать нельзя, потому что иначе мы все столкнемся с негативными последствиями. Они не могут им сказать, что надо, к примеру, затянуть пояса, им, небожителям, а не только обычным людям и отказаться от понтов, амбиций, от всяких там нерациональных трат, чтобы сэкономленные средства пустить на более важные в текущей ситуации цели. Если они это сделают, они сразу же вылетят со своих мест. Как это так, этим существам, которые уже давно не отождествляют себя с простыми смертными, от чего-то там отказываться, да вы охренели что ли. Народ голодает, жить ему не на что? Да и плевать на него. Пусть все эти бездельники ноющие работают больше и лучше, тогда и на еду смогут заработать. В противном случае, пусть вымирают. И плевать, что ты пашешь день и ночь, и все равно еле концы с концами сводишь. Как там один сказал, помнишь? Цитирую: «Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок. Не думайте об этом – новые вырастут». В войну так же некоторые говорили и уж точно думали: «Солдат не жалеть, бабы еще нарожают».

Видишь, поколения меняются, а мышление людей, вылезающих из грязи в князи, остается тем же. И это достижение нашей культуры. Это тебе не рядового Райана спасти и не бездомных горячими обедами накормить, а точнее, кормить их ими регулярно. И потому, экономистам ставится одна единственная задача: так объяснять людям, почему им хреново, чтобы они искать врага, где угодно, но только не у себя под носом. Так что, монополисты и те, кто с ними связан, включая всех этих экономистов, экспертов и прочих балаболов, чувствуют себя хорошо, в любые кризисы. Для удовлетворения своих завышенных в несколько раз потребностей, они отнимут у тебя все. Таков уж человек в своей натуре. Такая уж наша культура и наша экономика, что способствует проявлению этой натуры.

Вот все те люди, которые не особо страдают от роста цен, у кого дела складываются более или менее нормально, а то и вовсе хорошо, даже сказочно, они плевать хотели на тех, кому тяжело или совсем хреново. У них такая психология, им внушили или они сами себе внушили, что все те, у кого в жизни что-то не ладится являются недочеловеками. Эти эгоистичные, инфантильные, безответственные желудки, привыкшие думать только о себе, тысячей разных способов оправдают справедливость страданий других людей, которые еле концы с концами сводят. Они скажут, что эти люди заслужили тяжелую жизнь, так как не учились, не работали должным образом, они назовут их бичами, быдлами, алкашами, лентяями, бездельниками, которые со школы ни одной книги в руках не держали и так далее. В общем, намек будет делаться на то, что это люди второго и третьего сорта, и никакой нормальной жизни они просто не заслуживают. Недочеловеки, которых по праву можно эксплуатировать и даже уничтожать. Знаешь, нацисты также делали, отправляя солдат убивать людей в другой стране, бомбить города, жечь села, расстреливать детей, женщин, стариков, уничтожать людей в газовых камерах, они тоже внушали своим солдатам, что там, на чужой земле, живут не люди, а человекоподобные существа, низшая раса, к которой не стоит относиться, как к себе подобным. Чтобы человек решился на такие злодеяния, чтобы он уничтожал невинных людей, он должен перестать видеть в них человеческих существ, они должны стать для него скотом. Все-таки, каким бы агрессивным от природы человек ни был, в нем есть человечная, сострадательная сторона, которая говорит ему о том, что это такие же люди, как и ты, и что человеческий род един и нельзя вот так брать и уничтожать людей. И чтобы этот голос совести перебороть, надо убедить себя, что другой человек – не человек. А ведь этот голос совести очень разумен, он дает понять человеку, что если начать относиться к другим, как к скоту и даже хуже, то в такой системе ценностей и ты легко можешь стать скотом, в любой момент. Сегодня эта кровавая баня коснулась их, недочеловеков, а завтра ты в ней окажешься, ибо стоит человеку начать творить зло и ему не будет ни конца, ни края. Поэтому, вот эти умники, которые насмехаются над чужой бедностью, протирая свои сальные губы, они обязательно окажутся на их месте. Тем более, в нашей системе, где любого в любой момент могут уничтожить. Вспомни, что стало с хозяином Москвы, который был одним из самых влиятельных людей страны, а потом его в раз убрали, как будто и не было его. А могли ведь и посадить на очень-очень долго.

Поэтому, все эти сытые морды, которые называют нуждающихся людей быдлом и дегенератами, заслуживающими страданий и даже смерти, они также для себя обезличили их, как это сделали в свое время нацисты и вообще, все каратели. И плевать, что среди тех, кому сейчас из-за монополистического беспредела не хватает денег на жизнь, есть и образованные, и воспитанные люди, которые просто не заняли того места, которое занимают эти наглые эгоистичные рожи, хотя знают и понимают больше них. Всем места у кормушки не хватит, поэтому, те, кто остался за ее пределами, кем бы они ни были, могут оказаться в очень трудном положении. Ну что, я сам знаю людей, с которыми работал, очень трудолюбивых, образованных, дисциплинированных, без вредных привычек, чей бизнес оказался в упадке из-за экономических проблем. Конечно, они не пропадут, кто-то устроился на работу, кто-то пытается чем-то другим заниматься, но доходы их снизились в разы. А ведь у них семьи, ипотеки, прочие обязательства. Назвать таких людей бездельниками, алкашами, бичами, это значит быть последней гнидой. Да и вообще, не все профессии могут оплачиваться одинаково, поэтому, под каждый социальный слой должны быть отдельные предложения по товарам и услугами, чтобы все могли позволить себе самое необходимое для жизни. В социальной пирамиде все не могут занимать только хорошие места, кто-то и у станка стоять должен, и баранку крутить, и детей в школе учить, и магазины всякие открывать, кафе, рестораны, и много чего еще делать, за что сейчас платят мало или не платят вовсе, потому что нет доходов или они очень маленькие, поэтому все уходит на налоги. А сколько сейчас разорившихся предпринимателей или тех, у кого бизнес еле дышит, но они работают, обслуживают население. От них есть пользу обществу, в отличии от многих из тех, кто кормится из казны и ни хрена полезного для общества не делает. Сколько они тебя обслуживали, своими кафе, ресторанами, кинотеатрами, магазинами одежды, парикмахерскими и прочими подобными заведениями, как они удовлетворяли твои, сытая рожа, аппетиты, а теперь многим из них хреново, очень хреново. Ну давай, скажи, что они это заслужили, а все окопавшиеся у власти монополисты, захватившие в свои руки основные ресурсы, по праву наживаются на людях, благодаря отсутствию конкуренции, протекционистской политике государства, этим антинародным контрсанкциям и в целом, образовавшемуся системному беспределу. Давай, встань на сторону сильных, как это любят делать все слабаки, оправдай тех, кто создал такие условия, при которых любые трудности оборачиваются страданиями для большинства людей. Назови такое положение дел справедливым только потому, что твоей заднице сейчас тепло. И будь уверен, придет время, и ты окажешься среди тех, кому плевал в лицо. И испытаешь все эти страдания. Жизнь засунет тебя в эту шкуру, так она устроена, что всех учит понимать себя через соответствующий опыт. А если и не доведется тебе побывать в шкуре тех, кому хреново, то значит тебя сожрут такие же упыри, как и ты, для кого другие люди – мусор.

Вот эти люди, у которых пока все нормально, не понимают одного. Они не понимают, что у них все хорошо или пока еще не все очень плохо, потому что есть те, кому плохо. Не станет их, они будут следующими, кого сожрет система. Они не понимают, что благодаря наличию дешевого труда, благодаря такой работе, на которой людям платят копейки, они и живут хорошо. Именно на фоне плохо живущих и за счет плохо живущих, хорошо живущие чувствуют себя замечательно. Но тут есть один важный момент, который уже обыгрывался в истории много раз. В числе бедных людей начинает все больше попадать умных людей, интеллигентов, людей, умеющих думать, организовывать других, создавать системы. Это вам не просто неграмотные рабочие, над которыми можно бесконечно долго издеваться, потому что у них не хватает ума для грамотного сопротивления такому издевательству над собой. Им всегда нужен лидер, который их организует. А у умных людей есть и знания, и способности, чтобы бороться за свои интересы. Вспомни все восстания, всех революционеров, они все были из числа людей умных, грамотных, потому они и смогли организовать других людей для восстания. Спартак родился в аристократической семье. Он устроил самое знаменитое восстание рабов. Степан Разин был атаманом, а таковым кого попало не делают. Емельян Пугачёв был опытным военным. Декабристы были дворянами, у которых многое было, они не перебивались куском хлеба, но при этом восстали против самодержавия и крепостного права. Ленин был литератором. Эрнесто Че Гевара родился отнюдь не в бедной семье и получил хорошее образование, в том числе и благодаря своему отцу, который всесторонне его развивал. Он много читал и потому многое знал. А такие люди и на многое могут решиться. Я не историк, поэтому, указал только те примеры, которые знаю. Уверен, их в разы больше, если почитать обо всех людях, которые боролись с системной несправедливостью. И все эти примеры указывают на то, что одно дело относится по-свински к тем, кто не особо умен, чтобы что-то с этим делать и совсем другое дело, издеваться над людьми умными, которые способны организовать эффективное сопротивление. Простолюдины-слабаки в тяжелые времена способны только на одно – пить и заниматься бандитизмом. А люди поумнее и посильнее духом могут дать по зубам наглой зажравшейся элите. Я также заметил, что многие оппозиционеры так или иначе были близки к власти и потому они яростнее всего выступают против тех, кто занимает теплые места, ибо хорошо знают не только то, каково там сидеть, но и то, как там все устроено. Они знают, что там не боги всем заправляют, а самые обычные люди, подчас не более сообразительные, а то и менее, чем большинство людей внизу. И вот когда система начинает ухудшать жизнь людей, у которых есть голова на плечах, мешает им заниматься бизнесом, грабит их своими поборами, она создает себе очень опасного врага. Потому что это умный враг, который будет мстить так, как не смог бы отомстить неграмотный трудяга, умеющий только орать и махать руками. И таких людей среди тех, чья жизнь становится хуже, будет становиться все больше. Потому что сама система становится хуже из-за своей неэффективности. Она уже не в состоянии кормить даже тех, кого должна кормить. Как в своей время Советский Союз не смог кормить даже свою армию, настолько его экономика стала не эффективной. А ведь сумей страна тогда перестроиться, как это сделал Китай и глядишь, империя не распалась бы.

Мы сейчас живем в такой системе, которая предпочитает кормить не полезных и эффективных людей, которые создают блага для общества, а людей преданных и послушных, которые состоят в этой системе и поддерживают ее целостность. Это чисто бюрократический подход к жизни, когда система концентрируется только на самой себе и работает ради своего выживания и процветания, начисто игнорируя тот ресурсы, за счет которого она существует. Это как с паразитом, который высасывает из тела, на котором паразитирует, все соки, подавляя всякое его сопротивление. Этим паразит губит тело, а вместе с ним и самого себя. В более или менее нормальные, сытые времена, вот такой системный эгоизм, такое пренебрежение теми, кто создает общественные блага в пользу бесполезных паразитов, может работать. Но в тяжелые, кризисные времена, такая система становится чудовищно неэффективной и губительной для всех, включая саму себя. Потому что она начинает высасывать ресурсы и прежде всего деньги из тех, у кого они есть, кто их заработал и отдавать тем, кто привык получать их, уж если не просто так, хотя и таких хватает, то за гораздо менее полезный, менее производительный и часто даже ненужный труд. Все эти раздутые госструктуры, где куча всяких замов работает или даже не столько работает, сколько числится на работе и получают при этом высокую зарплату, они в такие непростые времена лишь вредят обществу своим наличием. Мало того, что их надо кормить, так они еще и антисозидательную активность проявляют, принимая губительные для производящих сил решения, в угоду собственным сиюминутным интересам. Им нужны деньги, а брать их неоткуда, потому что все прежние источники иссохли. Остаются отнимать их только у тех людей, кто их зарабатывает потом и кровью. А таких не только меньше, но они еще и убытки несут сейчас. Отнимать у них последнее, да и хоть даже не последнее, но то, что их по праву, значит лишать их мотивации к производительному труду и настраивать их против системы. Скажем, повышая цены на продукты, система в лице монополистов и покровительствующей им властной элиты отнимает деньги у всех, но прежде всего у бедных, коих становится все больше, потому что бедные и без того работают преимущественно только за еду, как рабы. Инфляция – обычное дело для упадочных и неразвитых экономик, напрочь задавленных государственной коррупцией и произволом монополий. Постоянно обесценивать заработанное людьми, значит просто эксплуатировать людей, как рабов.

Конечно, отдельно взятый бизнес тоже может чувствовать себя сейчас более или менее нормально, в силу завоеванных им позиций на рынке, но таких немного. К тому же, если бизнес не связан с государством, не имеет никакого покровительства в лице властных структур, то в любой момент его могут задавить, обобрать. А я не представляю себе более или менее серьезный бизнес, у которого нет покровительства со стороны власти. Такой если еще и остался, то его скоро додавят полностью. Никакого вам рынка, никой демократии, никакой свободы ни в чем. Вспомни о человеке, у которого отняли его сеть магазинов. Хотя, кого именно вспоминать, таких немало. Вот кого вспомнишь, такой пример и станет для тебя показательным. У него отняли бизнес, правда, хоть более или менее гуманно, выкупив его, уж и не знаю, по насколько справедливой цене. Вот это, что называется, сожрали. А потом эти ребята, привыкшие лишь к отжиму и отъему, и ничего более делать не умеющие, как пауки в банке, начнут жрать друг друга, пока не останется один, самый жирный паук. Я не знаю, как устроена реальная власть в нашей стране, кто и какие полномочия имеет, какая у кого власть. Не знаю, насколько большая власть у президента, который, судя по последним новостям, недоволен таким произволом на рынке продовольствия. Конечно, легко свалить все на формально первое лицо государства, легко сказать, что он все подстроил под своих дружков, которые теперь и беспредельничают. Но я знаю, что любой здравомыслящий руководитель, хочет управлять сильной системой, чтобы власть его имела вес во всем мире, а не только в его родном племени. Так что, сложно сказать, кого такая система устраивает. Но один человек, кем бы он ни был, ничего не сможет поделать с целыми мафиозными кланами, с мощным, хоть и состоящим преимущественно из серых людишек бюрократическим аппаратом. Тот же Сталин, с его психопатическими припадками не мог контролировать всех в своей системе, от того и боялся многих, а потому и чистки проводил. Надо понимать, что если система разрастется, то она обезличивается. Многие люди в системе, привыкшие кормиться за счет других, становятся взаимозаменяемыми на разных должностях. Убираешь одного негодяя за вредительство, на его место приходит другой такой же. Коррупция, воровство, вредительство, нарушение закона, становятся системным явлением. Это уже не отдельно взятые случаи, а постоянное явление. Я думаю, я даже уверен, что не всех людей в этой системе устраивает такое положение дел, когда отдельно взятые силы в трудные времена начинают вредить всем остальным, ради своего собственного благополучия. Вопрос лишь в том, кто в этой системе против всего этого. Могут ли такие люди, как я и другие, кто, независимо от его материального положения хочет порядка, справедливости, определенности, кому не все равно, что происходит там, где он живет, рассчитывать на тех, у кого есть более или менее, а то и достаточно большая власть в этой стране. Могут ли эти люди при нашей поддержке навести здесь порядок, хочет ли президент или любые другие люди, обуздать аппетиты тех, кто ради своего блага, ради заграничных активов, готов удушить тут все и вся, и всех.

Ведь государство, это же не единый целостный орган, как многие думаю. Да даже любая структура в нашей стране не является целостной. В них действуют разные силы, с разными интересами, убеждениями, ценностями. Если сейчас одни гребут под себя все, через повышение тех же цен на что-то, то другие в упадке. Каждая структура хочет перетянуть ресурсы на свою сторону, у каждого свои интересы. Сделай сейчас, скажем, тот же бензин на 1000% дороже и совершенно очевидно, что пострадают многие, в том числе и крупные бизнесы, а не только простой потребитель. Сделай то же самое с электроэнергией и опять ты получишь кучу жертв. Нельзя все сводить к банальному противостоянию богатых и бедных, это глупость полнейшая. Есть разные силы с разной степенью обеспеченности, с разными возможностями и каждая из них имеет свои интересы, которые могут не совпадать и, собственно, не совпадают с интересами многих других сил. Везде есть конкуренция, и в бизнесе, и в политике. Другое дело, что где-то люди могут договориться, а где-то это сделать сложнее. Даже чертовы бабки, торгующие якобы своим молочком и якобы своими яичками на рынке, и те сговариваются по цене. Что же мы хотим от более сложных и более умных структур. Но все равно, определенные силы противостоят друг другу, даже если находятся на одном уровне и занимаются одним делом. И вот на этом противостоянии интересов каждому из нас и нужно сыграть, примкнув к тем силам, чьи интересы в настоящий момент совпадают с нашими. Ведь только с помощью сплоченности и организованности можно справиться с враждебной тебе силой. А сейчас таковой являются те, кто пользуясь своим доминирующим положением в определенной области, обирает всех, кого может. Каждый, кому такое положение дел не нравится, должен понимать, что он не один такой, что у него есть единомышленники, которые в том числе и в органах власти находятся. И неважно, насколько у таких людей совпадают интересы, важно, что враг у них общий, в лице тех, кто творит произвол. Уверен, тот же президент в этом вопросе на нашей стороне, ибо его цели не могут совпадать с целями тех, кто своими безмерными аппетитами сеет смуту на территории, формально находящейся под его контролем, и вызывает злобу у людей, на которых держится его власть. Хотя, конечно, это он такую систему выстраивал, в которой становится возможен такой перекос сил. Не будь у отдельно взятых людей или систем слишком большой власти, не смогут они проводить в жизнь такие дела, при которых удар наносится по большинству других людей и систем.

Нам всем (кому небезразлично происходящее) нужно показывать, подавая голос, что вот мы, здесь, люди, которые недовольны таким положением дел, при котором кто-то в трудное для всех время наживается за счет остальных, кто пользуется своим положением для выкручивания рук остальным, кто сеет смуту в обществе, подрывает целостность государства, разоряет его, вредит системе своей жадностью и алчностью. Ведь перекос в перераспределении ресурсов и внутри самой систему происходит. Тот же бюджетник, какое бы место он не занимал, тоже вынужден переплачивать за что-то где-то. Деньги не распределяются равномерно между разными структурами. Если сильно подорожали лекарства и продукты, то люди чего-то будут вынуждены покупать меньше, даже выбирая из двух этих направлений. Кто-то купит меньше лекарств, отдав предпочтение продуктам, а кто-то меньше продуктов, отдав предпочтение лекарствам. Вопрос лишь в том, кого будет больше. Если больше будет тех, кто покупает продукты, то производители лекарств будут нести убытки в виде недополученной прибыли. Никакое повышение цен не поможет им компенсировать высокое снижение спроса. А значит, на определенном этапе силы, контролирующие рынок лекарств, входят в противоречие с силами, контролирующими рынок продуктов. А ведь есть и другие рынки, например, тот же рынок одежды, где в случае сильных перекосов тоже неизбежны убытки.

Одним словом, когда кто-то гребет деньги, кто-то их не догребает. Все прочие виды бизнеса, пусть даже и связанные с государством, недобирают. Вот поэтому, на определенном этапе царящего произвола монополий, у многих из нас, включая отдельно взятые монополии, интересы могут совпадать. Нам всем может не нравиться, когда в какую-то одну трубу стекается большая часть денег, тогда как остальным остается довольствоваться остатками. А значит, нам нужно быть более сплоченными в своей борьбе с теми силами, которые на какое-то время поднялись над всеми остальными силами и преследуя свои алчные цели вредят очень многим. Вместе мы одолеем это эгоистичное проявление человеческой ненасытности, уравновесив силы в системе, чтобы сохранить ее жизнеспособность.

Автор: Александр X
Увидел ошибку в тексте? Давай исправим! Выдели ее, и нажми сюда или Ctrl + Enter