Сумасшедший бизнес

Пытаться убедить безумца не делать безумных поступков — само по себе безумие.
Доктор Хаус

– Принимайте пациента! Только осторожнее, буйный, как черт знает кто. Всю одежду нам порвал, пока его вязали. Проснулся не вовремя. Его надо в палату понадежнее, чтобы крепкая была. чтобы хрен он оттуда вырвался, понятно!?
– Хорошо, хорошо. Что за фрукт?
– Пуп земли!
– А если вне его фантазий?
– Несостоявшийся фермер, который совсем с катушек слетел. Жена его позвонила, попросила забрать, пока спит. Она ему снотворное подсыпала в пиво. Он носился по дому с бензином и зажигалкой, грозился всех спалить. Она его усыпила и сразу нам звонить, чтобы забрали придурка.
– Вот как.
– Имейте в виду, нормально общаться с ним не получится. Логику не воспринимает вообще. Там и шизофрения, и паранойя и целый букет тараканов в башке. Придется классическим фрейдовским методом пользоваться – погружаетесь с ним в его бредни, разделяете их, а потом выводите постепенно из этого состояния, выходя из него с ним вместе. Другого решения тут не видно. Разве что, радикальные методы. И не забывайте уколы делать вовремя, а то бросаться на всех будет, как собака.
– Хорошо, разберемся.
– Удачи!

Разговор с женой

– Мы определили вашего мужа в палату, там он в относительной безопасности. Колем ему успокоительные. Как он вообще до такого состояния дошел? Вроде успешным человеком был, судя по его жизненному опыту.
– Вы знаете, доктор, с ним всегда было не все в порядке. Просто это замыливалось более или менее нормальной жизнью. Это вам он кажется некогда успешным и состоятельным человеком, но на самом деле, его всегда кто-то вел по жизни, то отец, то друг, с помощью которого он начал свое первое дело, то потом вот я. Думаете, все это хозяйство, что на нем записано – это его рук дело? Да процентов на девяносто все организовано мной. Уж по крайней мере советы все мои, благодаря которым это хозяйство стало возможным. Сам он только исполнять может, подражать и то не лучшим образом. А что-то придумать, что-то найти новое, какие-то решения проблемы нестандартные, на это он не способен. Сразу в панику впадает. Он даже информацию собирать не умеет, проверять ее, оценивать. Что подсунут, то и принимает. А потом повторяет, как обезьянка. Мы особо его не расстраивали, тыкая его носом в его ошибки и бездарность, ибо обижается, как ребенок. Семья живет и ладно, хозяйством занимается, как может и на том хорошо. Но относительный успех вдарил ему по мозгам. Коих теперь не стало совсем.
– В заявлении вы сказали, что он начал хозяйство уничтожать – кур резать, запасы распродавать. Что к этому привело?
– Временные трудности, которые повергли его в шок. Он же слабохарактерный. Вообще, это были трудности, к которым он сам хозяйство свое привел, своим бестолковым управлением. Я ему всегда говорила – нельзя стоять на месте. Если сейчас дела хорошо идут, это не значит, что ничего не надо делать, все может измениться, надо готовиться к проблемам. А он только на лаврах почивал. Понравилось продавать скотину, яйца по высоким ценам, которые от него никак не зависят. Рыночная конъектура сложилась в его пользу, а он посчитал это личным успехом. А потом, как цены упали, так все, потоки денег стали меньше. А человек привык гулять на широкую ногу. Траты остались на прежнем уровне и даже возросли, только возможности уже не те. В развитие хозяйства он деньги почти не вкладывал, только на гулянки и развлечения их тратил. А тут денег мало стало, жизнь ухудшилась. Да еще и хозяйство в запустение пришло, куры стали дохнуть, никто же ими толком не занимается. Кроме меня. Мне с ним больше воевать приходилось, чем с обстоятельствами, ведь он противился любым вложениями в дело. Ему бы только на пьянки деньги тратить. Если бы не я, все рухнуло бы еще быстрее.
– Значит, все дело в том, что он трудностей испугался?
– Я думаю, он понял, какая он бездарь, какое ничтожество. И ему это не понравилось, это убило его. Сильные люди решают проблемы, а этот от них убежать решил, как всегда это делал, перекладывая ответственность на других. Он посчитал, что это поможет и сейчас. Да не помогло. А когда он понял, что дело в нем, вот реально в нем, в его неспособности решать серьезные задачи, стал искать виноватых повсюду, спасительную идею для себя нашел в виде врагов. То власти у него плохие, то общество неправильное, то куры не те, то я плохая, потому что не могу его поддержать правильно в тяжелый момент. Все козлы, враги, уроды, особенно я, самая плохая жена в мире. А я и так ему все подсказывала и многое за него делала, пока он развлекался и пальцы гнул, считая себя супер-бизнесменом, а ему все поддержка какая-то не та. В жопу его осталось только целовать, больше никакой поддержки ему не окажешь в такой ситуации. А потом он и на соседей перекинулся, они, оказывается, виноваты в том, что у него все сыплется. Особенно на одного из них набросился с бешенными глазами, у которого дела более или менее хорошо шли. Еле конфликт уладили. Потом стал кур резать, крыша совсем поехала. Думал, что куриным мясом все дыры заткнет. Дошло до того, что взял канистру с бензином, облил ею прихожую и сказал, что все спалит, если слушаться его не будет и делать так, как он хочет. Но это нереально, у него просто бредовые идеи. Я его успокоила, как могла, пошла, купила пива и снотворного, подсыпала этого снотворного в пиво, а когда он уснул, сразу в психушку позвонила.
– Что ж, интересная история. И, конечно, страшная. До чего люди могут деградировать. Вовремя вы все это прервали, вовремя. Спасли себя и остальных. А что там у него за планы наполеоновские были, что он себя пупом земли возомнил, не расскажете?
– Тут тоже все не первый год происходит, он всегда считал себя особенным. Как и любая посредственная личность, сам себя нахваливал и преувеличивал свои способности. Но в последнее время стал думать, что его миссия какой-то порядок свой везде установить, всех на свое место поставить, хозяйство свое расширить, величие обрести и прочее. Столько всего своим языком молол, что мы просто уже перестали воспринимать его всерьез. В последнее время стал гнать всякую чушь о своей избранности, исключительности и прочее, после чего угрожал всех уничтожить. Спьяну у него это особенно ярко получалось, угрожал всем. Чем хуже жизнь, тем он, с его слов, умнее и сильнее, и опаснее.
– Вы в этом угрозы не видели?
– Я вас понимаю. Да, угроза была. Мы не придавали ей значения. Это больше моя вина. Я должна была принять меры. Хотя и всех родственников тоже надо к виновным причислить, а так как деньги от него получать, так вот они, а как проблемы с ним решать, так это их не касается. Мы хотели отделаться малой кровью, просто терпели его сумасшествие и жили, как могли. Вроде нормально живется, пока есть средства, ну и ладно. Пусть мелет, что хочет. Дела я делала, когда он гулял. Так и запустили ситуацию. Человеку со временем становилось все хуже и хуже. И только когда появились первые серьезные жертвы, мы поняли, что дальше терпеть нельзя. Иначе всех погубит. Мы все виноваты, что он таким стал и что ситуация зашла так далеко. Уже столько людей пострадало, хозяйство наполовину разрушено. И как теперь все это восстанавливать, ума не приложу. Да и ему помогать надо, лечить. Вот, что значит, поддерживать иллюзии человека о самом себе. Все с его родителей началось, они его в этих иллюзиях держали с детства. А дали бы хорошего ремня пару-тройку раз и глядишь, человек научился бы исправлять все, что натворил. А так, только маскировал свою посредственность различными понтами.
– Хорошо. Спасибо, что прояснили ситуацию. Будем лечить.

Разговор с больным

– Док, вы так и будете молчать? Меня к вам привели, а вы молчите. Что за хрень?
– Ой, простите, я не смел первым начать общение с вами. Я тут изучаю вашу историю, вы великий человек, столько всего сделали. Мне сложно подобрать слова для начала общения с вами.
– Я не могу сидеть здесь вечно. Вы верно заметили, я человек особенный. Поэтому, не тратьте мое время попусту. Говорите, что хотели.
– А-а-а. Даже не знаю, как начать. Видите ли, люди обеспокоены тем, что вы в последнее время делали. Ваш сосед боится за свою жизнь, так как вы ему угрожали и даже кидались на него с топором. Ваша семья боится за хозяйство, которое вы чуть не уничтожили. Вы резали кур, дом хотели сжечь, все это вызывает опасения. Да и вообще все, с кем вы в последнее время соприкасались, боятся вас. Они видят в вас угрозу.
– Люди всегда боятся. А великие дела делаются вопреки всяким страхам. Мой сосед, этот упырь, он зла мне желал. Он подкармливал часть моих кур, чтобы они перебегали к нему, а другую часть потравил. Хотел моим хозяйством завладеть, присвоить себе все, что я долгое время создавал. Я решил нанести удар первым. А если не получится его уничтожить, я спалю все свое хозяйство, чтобы никому не досталось. Либо по-моему будет, либо никак.
– А как же семья? Вы ответственны за нее. Не боитесь за ее будущее?
– Толку от семьи, если она тебе не принадлежит. Если у меня нет власти над людьми, мне нет смысла их беречь.
– Вам так нужна власть? А зачем?
– У меня миссия в этом мире. Я должен все привести к определенному порядку. Я должен расширить свои владения, чтобы навести на них порядок. Все должно быть по-моему. Я должен уничтожить все источники угроз, которые мешают этому. Это невозможно сделать, если всем этим не управлять. Пока есть неподконтрольные мне процессы, я не могу чувствовать себя спокойно.
– Ну что же, спасибо, что все объяснили. Я простой смертный, мне многое может быть непонятно. Только благодаря вашим объяснениям я могу что-то сложное для меня понять. Я вижу, что у вас важная задача в жизни и мой долг помочь вам достичь своих целей всеми возможными способами. Я сделаю все, что от меня зависит, чтобы вы свою миссию исполнили.
– Может для начала меня отпустите? Чего вы меня повязали?
– Простите, это не в моей власти. Такие решения принимают другие люди. Но я помогу вам с ними справиться.
– Очень на это надеюсь. Я еще не со всеми врагами разобрался. Давайте, освобождайте меня. Я завершу начатое и мир будет таким, каким он должен быть.

Лечение

– Как успехи?
– Слушай, я не могу его лечить. Это безнадежный пациент. Он конченный псих. Таких нельзя в общество выпускать.
– Что, ни лекарства, ни терапия не помогают совсем? Никакого прогресса?
– Только регресс. Видишь ли, мы с этим человеком обсуждали все его бредни. Мы рассматривали разные варианты выхода из ситуации. Я предлагаю ему мирные решения, он все их отвергает. Человек настроен исключительно на разрушения. Плюс паранойя. Он видит опасность во всем и во всех. Знаешь, что мне это напоминает? Ты ведь из поколения восьмедесятых-девяностых, верно?
– Да.
– Ну, тогда ты знаком с быдляцким фольклором того времени: «Как нажрался я вчера, пили с ночи до утра, а теперь башка трещит, словно я в тисках. Кто-то за стеной, вдруг пришел за мной, что-то на меня нападает страх…» Дальше знаешь?
– Ха, ну да, да, знаю, точно. У него всюду черти. То есть, враги. Ты под него подстраивался.
– Ну конечно. Он, собака, к этому привык, чтобы все с ним соглашались и все под его дудуку плясали. Но он категорически отвергает любое миролюбивое решение проблемы. Знаешь, я даже тестировал его совершенно посторонними делами созидательного характера. Ну, знаешь, предлагаешь человеку что-то полезное сделать и смотришь, как он на это отреагирует и что сделает. Ни одно дело, которое мы с ним пытались начать, не пошло, вообще никакое. Ни уборка, не ремонт, ничего. Вот, знаешь, как говорят, что есть такие рукажопы, которые за что не возьмутся, все делают через жопу. Вот, рушить, ломать, это их. А строить, созидать, хоть что-то полезное в жизни делать, это они не могут. Вот тут такой случай. Человек вообще ничего полезного сделать не может. За что бы он не взялся, все разрушает и уничтожает. Теперь, я верю, что весь его бизнес на бабе держался. Она так и говорила, что если бы не она, все давно бы рухнуло. Я вижу этому подтверждение. И он хуже того, он озлоблен, он вредить людям хочет.
– Думаешь, родственники примут такой ответ?
– А им ничего не остается. Я вижу, что он их испортил, своим отношением. Кого подкупил, кого запугал. Они его слушались, лишь бы проблем не создавал. А он их все равно создал. Алчные родственники думают, как бы им побольше всего получить от него, а остальные просто запуганы им. А они сейчас такой не нужен, ни тем, ни другим. Им просто надо это понять. Им надо дать добро на другие способы лечения. Потому что, в противном случае, он их всех погубит. И все погубит.
– Что мне делать тогда?
– Надо объяснить его бабе, что только радикальный способ лечения остается. Его все равно не выпустят, этот псих представляет угрозу для людей. А лечить можно только радикальным методом. Если это вообще лечением можно назвать. Иначе он на хрен всех перебьет, до кого дотянется. Отморозок хронический. Ему только один диагноз можно поставить – безнадежно больной псих. Какой там бизнес, он даже полы подметать не сможет.
– Хорошо. Я поговорю с его родными.

Решимость

– Уважаемая супруга больного, знаете, ваш муж – наш пациент, он безнадежен. Терапия, препараты, дают лишь временный эффект. А дальше он возвращается к своим бредням. Мы можем, либо держать его здесь в таком состоянии безгранично долго, в надежде на улучшение, либо лечить его радикальными методами. Бизнесом он уже заниматься не сможет после этого, а возможно, даже и за собой не сможет ухаживать. Но это не точно.
– Что конкретно вы предлагаете?
– Я предлагаю лоботомию. Коль скоро его мозги не могут работать, хотя бы так, чтобы он вреда не причинял другим, проще их отключить. Ну или настроить на минимальные функции, если получится. Пусть станет овощем, семье вашей от него пользы будет больше, как от мебели, чем как от активного человека. Государство будет платить вам какие-то средства по инвалидности, а он будет безопаснее котенка. Честно говорю вам, это жесткий метод. Но другого варианты я предложить не могу. Найдете решение сами, если хотите, мы его рассмотрим. Пока же, либо он у нас взаперти сидит, либо у вас дома, но с поджаренными мозгами. Это опасный человек. Таким его выпускать нельзя.
– Поняла вас. Может есть шанс, что время поможет?
– Боюсь, что нет. У его мозга нет ресурсов, чтобы перестроить свою структуру на созидательную деятельность. Это даже в мелочах проявляется. Что ему не дай – он все рушит и ничего созидательного не делает. Это вредитель, двинувшийся умом. Человек так долго деградировал, что перешел уже все красные линии, после которых восстановление невозможно. Хуже он может стать, а лучше нет. Лекарства лишь снижают его буйность, но не улучшают когнитивные способности. Не надейтесь на него. Берите на себя бизнес, все хозяйство, он вам больше не помощник вообще ни в чем. Такое бывает, не расстраивайтесь. Это жизнь. Если человек не развивается слишком долго, развитие ему становится недоступным. Он может только деградировать. Таковы законы природы. Люди пока не научились их обходить. Поэтому, он будет вредить, если его освободить. И только этим заниматься.
– У нас на него такие надежды были, такие надежды. Думали, станет лучше с возрастом, успокоится, инфантильность уйдет, успехи в бизнесе сделают его более ответственным, мы будем процветать, становиться богаче, дети будут гордиться отцом, а мы детьми. А тут такое.
– Я вас понимаю. У нас тут, в больнице, многие надежды были разрушены. Люди, вопреки всем ожиданиям менялись в худшую сторону и оказывались здесь. Люди на них надеялись, а они их подводили. Психика – это очень сложная вещь. Она представляет из себя такие внутренние миры людей, в которых порой сам черт не разберется. Его картина мира, увы, оказалась к нынешнему моменту такой, что он просто не вхож в мир реальный. Он уже не сможет заниматься бизнесом. Он вообще не сможет быть нормальным человеком. Его внутренний мир опасен для окружающих. Его надо разрушить. Иначе этот человек начнет разрушать чужие миры.
– Я не знаю. Он был бы против, чтобы мы приняли решение, которое причинит ему вред. Он точно против этого.
– Понимаю, вы боитесь. Он запугал вас. Но теперь его слово ничего не значит. Забудьте о страхе, сейчас от него вреда больше, чем пользы. Ваш страх вас уже не спасает, а губит. Поймите, все просто, вам нужно только один раз не сделать так, как он хочет, не подчиниться ему, и проблема с ним будет решена. Сделайте так, как хотите вы, а не он. Вся проблема сейчас только в вашем послушании, вы слушаетесь его из-за страха. Даже сейчас, когда его нет рядом. Вы долго его боялись, вы привыкли бояться, вы не свободны в своих решениях из-за этого страха. Освободитесь. Освободитесь от своих страхов, сделайте так, как нужно. Вы же понимаете, как нужно. И все, весь этот ужас, который вы с ним переживали, закончится. Вы вернетесь к нормальной жизни и все у вас будет хорошо. Я не могу заставить вас принять решение и не могу принять его за вас. Могу только помочь вам решиться принять его. Вам нужно принять независимое от ваших страхов решение. Один раз вам надо сказать твердое и решительное «Нет!», чтобы кошмар закончился. Знаете, как у нас тут иногда говорят – либо мы остановим психа, либо псих остановит нас, а вместе с нами и себя. Если все сделать так, как хочет безнадежно больной, обязательно будет плохо всем, включая его самого. Вот бумага, вам надо поставить подпись. Решайте. Я подожду.

– Я, я не знаю. Я не уверена. Но я должна это сделать. Наверное. Мы столько с ним вместе прошли, столько сделали всего для дома, детей почти полностью вырастили, хозяйство большое создали. Но теперь он другой. Он сошел с ума. Он нас всех ненавидит. Особенно сейчас, когда я его сдала в психушку. Он не простит мне этого. Он не поймет, что я должна была это сделать. Вы правы, мы его уже потеряли. Он не то, что бизнесом заниматься не может, в последнее время, это уже не бизнес был, а сплошное сумасшествие, он разрушал все, что мы строили годами. Он даже просто жить уже не может, как нормальный человек, никого не ненавидя и не боясь. Я согласна. Лечите его, как это возможно.

– Замечательно! Вы сделали это. Вы побороли свои страхи и решились на единственно верное решение! Вы молодец! Я горжусь вами! Теперь все будет хорошо!

Автор: Александр X
Увидел ошибку в тексте? Давай исправим! Выдели ее, и нажми сюда или Ctrl + Enter